USD64.920.45%
EUR71.210.06%

Виновным в срыве расселения аварийного жилья не спрятаться от ответственности

Государственная программа переселения людей из аварийного жилья пережила в 2015 году сразу несколько скандалов, самым громким из которых стала история жителей поселка Белые Берега в городе Брянске - им дали жилье, оказавшееся даже хуже прежнего. Председатель наблюдательного совета Фонда ЖКХ Сергей Степашин рассказал РИА Новости, что ждет чиновников, которые переселяют людей в «новое аварийное жилье», почему нужно строить «умные» дома вместо обычных, и какая судьба ждет госкорпорацию после 2017 года.

Сергей Степашин
© Фонд ЖКХ

- Сергей Вадимович, что будет с Фондом ЖКХ после 2017 года, после завершения выполнения президентского указа номер 600? Чем будет заниматься Фонд?

— Есть два варианта. За первый ратуют практически все губернаторы регионов, где действует программа Фонда. Они считают, что его работу надо продлить, потому что объемы аварийного жилья в РФ по-прежнему значительны.

К 2017 году мы выполним свою программу по расселению аварийного жилья, и благодаря работе Фонда около миллиона граждан получат новое жилье. Это много, но ведь мы переселяем только из тех домов, которые были признаны аварийными до 1 января 2012 года. А дома стареть не перестанут.

Более того, скажу, что часть губернаторов и особенно руководители муниципалитетов не все аварийные дома показывали в отчетности, опасаясь, что не справятся с расселением большого количества площадей. Эти дома никуда не делись, там живут люди. В качестве примера могу привести город Курск.

Так что, повторю, большая часть губернаторов считает, что фонд должен продолжать работу в том же режиме.

- А другой вариант?

— Его подготовили Минстрой России совместно с Фондом. Проблему «аварийки» предлагается решать через так называемое арендное жилье или социальный найм.

Проще говоря, это что-то вроде служебного жилья. Похоже на жилье, которое получали от государства советские граждане. Никто из такой квартиры выгонять тебя не будет, в ней могу жить родственники, но продаже она не подлежит. Если хочется оформить жилье в собственность — пожалуйста, плати деньги. Квартира станет твоей, и ты сможешь делать с ней, что захочешь.

Этот вариант решения проблемы ветхого жилья сейчас рассматривает правительство. Решение, я думаю, будет принято в следующем году. Тогда мы и узнаем, по какому пути пойдет переселение из «аварийки». Но то, что программа расселения продолжится и останется под контролем государства — это не оспаривается.

- Не будет такого, что после 2017 года, расселяемые люди останутся без крыши над головой?

— Нет. Негативных сюрпризов не будет. Кстати, нынешнее положение вещей — это ведь замечательный прецедент. Ни в царской России, ни в Советском Союзе, несмотря на хрущевские расселения, не было государственной программы переселения из аварийного жилья. Теперь она существует, и никто отказываться от нее уже не будет.

- Но все-таки. У человека была какая-никакая, а своя квартира. А теперь его переселяют в государственное жилье…

— А какая у него была квартира? Вы съездите в этот барак, посмотрите. Я могу привести в пример городок Собинку. Там только в этом году был снесен дом, в котором родился мой отец в 1928 году. Я помню, пару лет назад мы с отцом приезжали в этот дом, и там еще люди жили. Туалет на улице. Вода только холодная — и тоже на улице. Да я из такого дома лучше в палатку в лес перееду. Кому нужна эта собственность?

Вообще, я считаю, что государство и так выполнило свои обязательства по бесплатной приватизации жилья. В 90-х власти по-человечески поступили с людьми, разрешив им оформить жилье в собственность. Это был такой наш «ответ Чемберлену» — я имею в виду ваучеризацию Чубайса. Но потом государство на год продлило приватизацию, потом еще год продлило, потом еще на год.

Все. Я думаю, что надо заканчивать, потому что уже отдельные граждане начинают приватизировать то, что нельзя, например, по 200-300 квадратных метров квартиры, которые получают как служебное жилье. Друзья мои, это слишком роскошно. Надо заканчивать.

- Какой объем бюджетного финансирования нужен, чтобы у нас хотя бы не увеличивался объем аварийных домов?

— Ну, это только гипотетически можно посчитать. Тот расчет, который мы делали еще до кризиса — это порядка 1,5 триллиона рублей, которые нужно единовременно направить на решение проблемы. Но эти деньги надо будет еще переварить. Нужны подрядчики приличные, чтобы строили качественно. Местные власти, давайте говорить откровенно, в одиночку вряд ли справятся с такими объемами строительства, у них попросту не хватит денег.

- Сколько планируется в этом году расселить аварийного жилья?

— Мы переселим порядка 186-190 тысяч граждан в 2015 году, что соответствует плану. Общая площадь аварийного жилищного фонда, расселение которого нам нужно осуществить в 2014-2017 годах, составляет 11,4 миллиона квадратных метров. С начала 2014 года расселено 3,78 миллиона квадратных метров, до конца нынешнего года мы достигнем планки в 5,37 миллиона квадратных метров. На 2016 год целевой показатель расселения аварийного жилья составляет 2,82 миллиона квадратных метров, на 2017 год — 3,21 миллиона квадратных метров.

Я уверен, программу мы выполним. Может быть, два-три региона нас подведут, но и их дотянем.

- Какие регионы отстают?

— Ну вот, у нас один из губернаторов, которые сорвали программу, был Вячеслав Гайзер. Он мне в свое время клятвенно обещал, что все сделает. Теперь решать проблему аварийного жилья в регионе будет Сергей Гапликов, которого я знаю по Чувашии и Олимпиаде.

Еще нас волнует Тыва, которая заваливает вообще все сроки. У меня даже есть такая идея, пускай они на меня не обижаются. Я думаю, может быть, Сергея Кужугетовича Шойгу попросить. Пускай построит три-четыре казарменных помещения, и всех чиновников туда переселит, которые не умеют работать. А граждан, живущих в аварийном жилье, мы переселим в их дома. Я другого пути не вижу. Шутка, конечно, но грустная…

Беспокоит нас и ситуация в Архангельске. Там было принято «соломоново» решение — мэр не мог поделить с губернатором тему аварийного жилья в городе. В итоге мэра сделали сенатором. Видите, какие решения у нас оригинальные бывают.

К сожалению, плохо реализуется программа в Карелии. Вообще порядка семи регионов у нас двоечники. Они получают штрафы, их губернаторов вызывал на ковер Дмитрий Козак (заместитель председателя правительства РФ — ред.), а он умеет разговаривать. Кое-кого, я думаю, мы пригласим и к Дмитрию Анатольевичу (Медведеву — председателю правительства РФ — ред.)

- А отличники есть?

— Губернатор Подмосковья Андрей Воробьев очень глубоко погрузился в тему ЖКХ. И, знаете кто еще? Сейчас удивитесь. Ингушетия! Эти регионы первыми выполнят программу Фонда. Еще могу отметить Калининградскую и Тамбовскую области. Здесь дома, признанные аварийными до 1 января 2012 года, полностью расселят до конца 2015 года.

- Вы их как-нибудь стимулировать будете? Раньше речь шла о бонусах регионам, которые расселяют жилье раньше срока.

— Не знаю, что у нас будет с бюджетом, но если финансирование нам сохранят, то да, мы будем поощрять отличников. Я считаю, это правильно.

- Сейчас все чаще звучит проблема «нового аварийного жилья», когда людей переселяют из аварийного жилья в кошмарные условия. Вы с ней как-то боретесь?

— Мы сейчас акцентируем свое внимание на контроле качества реализации программы расселения. Фонд в ходе выездных проверок инспектирует около 10% всех построенных по программе домов. Можно было бы, конечно, наших сотрудников на каждый дом поставить следить, но тогда Фонд бы просто задохнулся. Еще мы привлекаем общественный контроль и сотрудничаем с Общероссийским народным фронтом.

Плюс на нашем сайте есть система, позволяющая практически в режиме «онлайн» мониторить процесс строительства каждого дома в программе.

Иногда регионы нас обманывают — предоставляют данные о построенных домах, которых на самом деле нет. Вот, был пример совсем недавно в Хабаровском крае — в Советской Гавани. Возбуждено уголовное дело, оно идет ни шатко, ни валко, но мы с генпрокурором РФ Юрием Чайкой договорились, что он там усилит прокурорский контроль. Самое удивительное, что начальник, который очковтирательством занимался, только взыскание получил, а наказан был один из чиновников местного министерства строительства. Это не дело. Я полагаю, за такие вещи надо увольнять людей.

Но самое главное, что те регионы, которые допустили появление «нового аварийного жилья» — вот тот же Брянск, где недавно был скандал — сейчас и деньги, и строителей нашли, и людей переселят. И так будет с каждым аварийным домом. И Фонд, и Минстрой, и Генпрокуратура, с которой у нас есть соглашение на этот счет, не дадут виновным в срыве программы уйти от ответственности. Спрятаться не удастся.

- Помимо аварийного жилья Фонд возьмет на себя еще какие-то функции?

— Фонд сейчас еще занимается модернизацией жилья — строительством домов нового класса, «умных» домов. Сегодня их около сотни в стране. Это, конечно, капля в море.

- Да, мы знаем, что девелоперы крайне неохотно строят энергоэффективные дома.

— Причина, собственно, здесь на поверхности лежит. Такие дома дороже, это очевидно. Минстроем сейчас установлена норма себестоимости строительства жилья для регионов, и без того «драконовская», в 30 тысяч рублей за квадратный метр. C учетом того, что рубль у нас все больше деревенеет, себестоимость строительства «умного» дома составляет минимум 50-60 тысяч рублей за квадратный метр. Где инвестору взять такие деньги?

Мы сейчас планируем с Минэнерго провести серьезное исследование и, наверное, все-таки уже в следующей программе расселения «аварийки», которая пойдет после 2017 года, будем стимулировать тех, кто строит «умные» дома. То есть давать им дополнительные средства и, возможно, освобождать их от каких-то налогов.

Инвестора надо заинтересовать, чтобы ему было выгодно вложиться в «умный» дом. Это будет выгодно в перспективе и для него, потому что лет через пять проект окупается, и для жителей — только за электроэнергию они будут вдвое меньше платить. При этом вы экономите не за счет того, что в холодном доме живете, как в свое время в Румынии — там была норма установлена в 15 градусов в квартире, и вы знаете, чем это закончилось для Чаушеску и его супруги. Экономия получается за счет автоматического регулирования расхода тепла, воды и электроэнергии.

Мы, кстати, ежегодно теряем порядка 600 миллиардов рублей на потери электроэнергии и тепла. Огромная сумма.

Вот были мы недавно в Московской области. Великолепный дом построен в Клинском районе. Вся наша техника. Стоит компьютер, ведется регуляция. В случае аварии включаются дополнительные источники. Человек, который за все это отвечает — из жителей дома.

- Но пока это все реализуется на региональном уровне, а на федеральном уровне меры стимулирования принимаются?

— Сейчас мы заложили принципы создания энергоэффективных домов в стратегию развития ЖКХ до 2020 года. Надо прописывать их теперь в законодательство.

Но прописать-то мы можем. У нас много законов принято, которые потом не работают. Поэтому надо посчитать финансовые последствия и искать источники финансирования, стимулирования. Это не просто должен быть закон типа «Теперь строим только умные дома». Таким методом мы ничего не построим.

- Сейчас очень непростая экономическая ситуация. Вы, как председатель Общественного совета при Минстрое России, какие видите меры поддержки для строительной отрасли?

— У меня свой взгляд на вопросы, связанные с сокращением расходной части бюджета в защиту резервных накоплений и в борьбе с инфляцией. Я и с Кудриным спорил постоянно, готов и с господами, которые сейчас в экономическом блоке, на эту тему порассуждать.

Есть проекты долгоиграющие, нужные, задействующие огромное количество отраслей, в которые нужно инвестировать государству, особенно в период кризиса и нехватки денежной массы. Это, в первую очередь, строительство жилья и дорог.

Поэтому я абсолютно убежден, что с учетом кризисной ситуации жилищное хозяйство и строительство жилья нужно толкать вверх. А это значит, что надо вовлекать людей в работу, платить им деньги.

Не понимаю, почему люди, имеющие высшее экономическое финансовое образование, многие из которых учились в США, живут в каких-то странных иллюзиях, что чем меньше денег даешь, тем скорее ты победишь инфляцию. Ну хорошо, тогда у меня есть предложение — людям вообще ничего не платить. По такой логике, если бы у нас совсем не было жителей в стране, у нас было бы абсолютное благополучие.

- Так чем конкретно можно помочь сейчас строительной отрасли?

— Создание строительной инфраструктуры, поиск финансовых резервов, задействование своих собственных строительных мощностей — у нас есть возможность все сделать под ключ за свои средства и возможности. Это будет намного дешевле.

Беседовал Александр ЛЕКСАКОВ

Виновным в срыве расселения аварийного жилья не спрятаться от ответственности
Сергей Степашин
Сергей Степашин
© Фонд ЖКХ
Сергей Степашин
Главное сегодня